Один знакомый волк текст

Сплин - Фибоначчи - Текст Песни, перевод, слушать онлайн

один знакомый волк текст

Они вдыхали знакомый аромат коньяка. Пройдет много лет, и Волк, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий л. и мощностью 1 × л.с. при об/мин проносились синие верхушки волшебного леса. Текст по изданию: Э.Сетон-Томпсон. Рассказы о животных. 1. Первая моя встреча с Виннипегским волком произошла во время большой метели года. .. Волк повернул к городской бойне, хорошо знакомому ему месту. Перевод песни Wolf to the moon (Rainbow) | Текст и перевод песни Freedom is my only friend. I get a feeling destiny lies 'round the bend. One for the road.

Только экстраполировать направление движения жертвы надо десятки раз за охоту. Это довольно простой уровень, но этому надо учиться, волк из зоопарка не сможет. А они способны и на более высокий уровень: У меня были эксперименты, которые это доказывают. Потом я еще выяснил, что волки умеют считать — до семи и кратно семи. Ну, то есть найти третью миску в пятом ряду он может легко.

Но если число больше семи, сбивается… Короче, они все время думают. И если что-то на охоте получилось, достаточно одного раза, чтобы они стали применять этот прием. Как-то косуля залезла в кустарник и уже двинуться там не смогла. А как они учат волчат? Сначала приносят куски мяса, потом куски мяса со шкурой — приучают щенков к запаху добычи. В четыре месяца взрослые начинают подзывать волчат к добыче. Потом учат брать след и тропить. Но если молодые догонят оленя, они убегают: Сначала просто рядом бегают, дальше начинают загонять, потом прикусывать — к полутора годам осваивают основные приемы.

Они у каждого свои и зависят от силы, характера. Вроде бы агрессивный индивидуум должен стать доминантом. Но если эта агрессивность переходит какую-то грань, то вся социальная система объединяется и изгоняет. Это такой механизм, купирующий чрезмерную агрессию.

Джентльмены удачи

Таким образом, если это — ген агрессивности, он иссекается. И куда он пошел? Ну, вышел за пределы территории. У волков территории не соприкасаются, система не замкнутая. Граница от границы в двух-трех километрах, есть нейтральные зоны, чтобы особи могли выходить. Семья же не может расти бесконечно. Хотя размножается только одна пара, доминирующая, матерые волк с волчицей. У переярков даже течка не наступает, как правило.

И как только это количество выходит за пределы нормы, в группе начинается шумок, конфликты возникают, образуются группировки, и в конце концов одна должна уйти. Если зайдешь на чужую территорию, убьют. Или к человеку выйдут, начнут овец резать. Переярка выгнали — это одна перемена, и еще старик умер. Это как раз было время, когда волчата из логова выходят. Мы там были, волчица и переярки выманивали волчат. И вдруг мы услышали страшный вой, просто жуткий. Сразу стало ясно, что там что-то происходит ужасное.

Мы побежали туда — старик сидел на пригорке и выл душераздирающе, какой-то крик отчаяния. И потом ушел — и. Матерый только через месяц занял его место. Как будто какие-то поминки, объяснить я не могу. Но я могу представить: Заранее они смерти не боятся, не знают, что такое смерть. Но запаха смерти, пока волк умирает, пока еще не наступило окоченение, панически боятся. А говорят, что волки съедают больных, старых? Да это все сказки.

От драк молодые часто погибают: Но целенаправленно никогда не убивают. На самом деле у них фантастически развита взаимопомощь. Мы с охоты возвращались, а охота страшно неудачная. Целый день, и уже к вечеру, еле-еле ноги волочим. Я подхожу, хочу присесть, и оттуда на дыбы встает медведь. А расстояние — как мы с вами. Я сейчас не помню, кто из нас что сказал, но волки услышали и бросились.

Хотя один удар этого медведя мог волка распороть. Хотя, например, волчат они от человека не защищают, понимают, что лучше остаться производителю, чем всем погибнуть. На луну ваши волки выли? Они воют не на луну, просто полнолуние вызывает прилив эмоций. А зачем они вообще воют?

один знакомый волк текст

Кроме того, это информация о расстоянии до других зверей, о статусе, об эмоциональном состоянии. У каждого есть своя партия, и, судя по всему, они строго функциональны. Откуда они знают, как выть? Вообще у них есть две категории звуков. Например, звук опасности — это такой фыркающий лай.

Щенки его слышат и разбегаются, хотя их никто не учил. И есть приобретенные звуки, которым научили. Я был в Канаде по приглашению Джона Тебержа, пришли в национальный парк.

Я начал вабить призывно выть. Я был страшно оскорблен. А Теберж просто кларнетом так — у-у-у-у, — и все, они с ума сошли, заголосили. И что значат все эти завитушки? Что они друг другу говорят? Если бы я знал, я бы составил словарь. Эти вопросы меня тоже страшно интересуют. Жаль вот, визу не дают, нет возможности заниматься.

Есть вой для собирания стаи, когда группа разбредается и волк скучает. Этот звук легко отличить: Честно говоря, много всяких взглядов на эту тему, но пока понятного мало. И два года вы с ними сидели безвылазно? Нет, когда месяца три просидишь в лесу, душа человеческого общения требует.

Вы сказали, у вас уже дети были? Да, были маленькие дети. Дети в квартире с волками выросли, это был целый тарарам. Вообще я был такой белой вороной, потому что все нормальные зоологи занимались животными, которых можно. Не могли эти люди так не думать: Обязательно кто-нибудь насылал фининспекторов: Они же часто гибнут. Ну как они могли поверить, что я похоронил такие деньги?

Приходилось идти туда, выкапывать этих несчастных, уже разложившихся, хоть шерсть найти. Зарплаты не хватало, конечно, чтоб экспериментально работать с ручными животными, мясом же надо кормить. Непреодолимое желание было этим заниматься. А с волчьей семьей чем дело кончилось? Там же нельзя было навечно поселиться, я-то с удовольствием, но нельзя. А через год я вернулся — и оказалось, что перед этим там истребили пятьдесят четыре волка, включая моих. Это было очень тяжело… И после этого заповедник наполнился одичавшими собаками, потому что некому было держать границы.

Потом я приручал к себе других, еще пять семей у меня было, но та оказалась для меня самой важной. И потом вы стали выращивать своих волков? Да, по ходу дела мне пришла в голову идея реинтродукции. Но столько зверей раздать невозможно — значит, надо выпускать куда-то. Леопард на Кавказе полностью исчез, полосатых гиен почти не осталось. Но вы же были в зоопарке — сразу бросается в глаза ущербность психики: И я решил попробовать самостоятельно вырастить зверей с нормальным охотничьим поведением, способных жить в лесу.

Дал объявление в газету, стал покупать волчат у охотников, выкармливать. К сожалению, первые два выводка я запорол. Оказалось, чтобы они нормально выросли, надо знать, как их выкармливать.

Например, во время сосания щенок должен массировать лапами молочную железу матери — одной. А если им не во что упираться, возникает тоническое напряжение мышц и в мозгу формируются очаги высокой активности, которые на всю жизнь остаются. Звери вырастают психически неуравновешенными: Плохо, если дырка в соске слишком большая.

У новорожденных мозг не до конца сформирован, они не чувствуют ни голода, ни насыщения, для них важно само сосание. Молоко льется, животики раздуты, а они все равно сосут.

Желудок растягивается, и, когда они взрослеют, им нужно больше пищи, не могут наесться. Они своим поведением абсолютно дестабилизируют обстановку в группе.

Агрессия у них не ритуализируется, отношения они строить не могут… Ну как я мог все это себе представить? Это я потом уже все понял. Это первым сказал еще Леонардо да Винчи — что организм не существует сам по себе, он живет в среде, и все наши исследования должны быть построены на понимании их общности, иначе это будет артефакт. Поэтому так важен для меня был полевой опыт. Конечно, эти пределы особенно узкие у новорожденных, надо было их как-то поймать. Выкармливал волчат я дома, но как только они достигали времени выхода из логова, уже вывозил их в поле на пару дней.

Не постоянно — на недельку останешься, возвращаешься. И как вы их учили? Главное — чтобы у них сформировались навыки ориентации в пространстве. Без этого они не смогут охотиться. Дальше надо научить брать след. Допустим, идем, наткнулись на след оленя. У волков четкая реакция: Надо их обязательно успокоить. Я сам начинаю след изучать, обнюхивать, подскуливаю, подзываю.

Они обязательно подбегут и сделают то же. Родители так и обучают. Если, допустим, след опасный, мать демонстративно обнюхивает, щенки подбегают, тоже обнюхают, и тогда она издает сигнал тревоги, тот самый фыркающий лай, на который у щенков врожденная реакция. Лаять я так научился. А их звуки одобрения я изобразить не могу — значит, просто за ухом почешу. Сперва мясо им давал полупереваренное: Потом сырое мясо, потом со шкурой — ногу принес, бросил. А дальше стал приносить подстреленных косуль: Но вы же не могли заменить стаю волков, учить загонять, нападать?

А они сами все делали. Одной успешной охоты достаточно, потом все оттачивается идеально. Главное — чтобы они знали вид, на который охотиться. Параллельно они учатся думать, примерно с пяти месяцев. Они же все время играют в догонялки — и учатся экстраполировать движение жертвы, короче говоря, срезать путь преследования.

У меня было две группы волчат. Потом в годовалом возрасте я поменял их местами, но волчата из обычного вольера уже не могли научиться нормально думать: А те волки эти задачи как семечки щелкали.

Это напоминает один классический опыт по детской психологии… Да, конечно, сущностно мы мало отличаемся, жизненные задачи одинаковые. Всю жизнь учимся жить… Потом я обе эти группы выпустил на том же Триалецком хребте и попытался научить их охотиться. Понятно, что со зверями из обычного вольера не получилось. К сожалению, я сознательно на это пошел, вырастил их неполноценными.

Я слышал, вы научили волков не есть овец? Да, главная проблема реинтродукции какая? Потому что такие звери не боятся людей.

Вот много лет выпускают гепардов в Африке. А они от голода приходят в деревни, кур воруют, овец. Если местное население против, конец затее.

Но я же знаю диких волков: Значит, надо было как-то и моих научить. А в х годах был великий испанский физиолог Хосе Дельгадо, он придумал такое шоу: Но волкам в мозг вживлять электрод не будешь, поэтому я придумал ошейник.

Хорошо, тогда появились такие супер-пупер галетные батарейки по девять вольт. Я набирал их так, чтобы на выходе вольт получалось. Мы привлекли местных жителей. Потому что скрыть эту работу невозможно было, а если показать селянину, что волк тебя боится, — это полный восторг. А мне разные люди нужны были: В общем, за сорок дней реакцию удалось идеально отработать. Как бы я хотел теперь, чтобы поезд снова застрял в снегу!

Сердце мое рвалось к серому волку. Мне хотелось бежать к нему на помощь. Но белоснежная поляна промелькнула мимо, тополевые стволы заслонили ее, и мы понеслись. Вот все, что я видел, и, по-видимому, это было очень. Но несколько дней спустя я узнал, что удостоился редкостного зрелища, увидев при свете дня чудеснейшее существо — не более не менее, как самого Виннипегского волка.

Странная была у него слава: Рассказывая историю Колдуна, как звали его некоторые, я говорю о событиях его жизни, словно о чем-то известном местным жителям. Тем не менее не подлежит сомнению, что многие из горожан и не слыхивали о. Так, например, богатый лавочник на главной улице имел о нем лишь самое смутное представление до того дня, когда произошла последняя сцена у бойни и большой труп волка был доставлен чучельнику Гайду.

Здесь из волка сделали чучело для Чикагской выставки.

один знакомый волк текст

Было это в июне года. Увидев вылезшего из береговой ямы серого волка, он наудачу выстрелил и убил. Послав в разведку собаку, чтобы убедиться, что в логовище не осталось взрослого волка, он вполз туда сам и, к великому своему удивлению и радости, нашел там восемь волчат.

Девять премий по десяти долларов! Сколько же это составит? Он пустил в ход палку и с помощью желтого пса перебил всех малышей, кроме одного: Итак, Поль отправился в город со скальпами волчицы и семи волчат и с одним живым волчонком впридачу. Содержатель трактира, в собственность которого вскоре перешли все заработанные доллары, приобрел и волчонка. Звереныш вырос на цепи, что не помешало ему обзавестись такими челюстями и грудью, с которыми не мог поспорить ни один из городских псов.

Его держали во дворе для забавы посетителей, и эта забава заключалась преимущественно в травле пленника собаками. Несколько раз молодой волк был искусан до полусмерти, но каждый раз побеждал, и с каждым месяцем уменьшалось число собак, желавших потягаться с. Жизнь его была очень тяжела. Единственным отрадным проблеском была дружба, возникшая между ним и маленьким Джимом, сыном трактирщика. Джим был своенравный плутишка, себе на уме. Волк полюбился ему тем, что однажды загрыз укусившую его собаку.

С тех пор он начал кормить и ласкать. И волк разрешал ему всякие вольности, которых не позволил бы никому другому. Отец Джима не был образцовым родителем. Обыкновенно он баловал сына, но подчас приходил в ярость и жестоко избивал его из-за пустяков. Ребенок рано понял, что его бьют не за дело, а потому, что он подвернулся под сердитую руку.

Стоило поэтому укрыться на время в надежном месте, и больше не о чем было тужить. Однажды, спасаясь бегством от отца, он бросился в волчью конуру. Бесцеремонно разбуженный серый приятель повернулся к выходу, оскалил двойной ряд белоснежных зубов и весьма понятно сказал отцу: Трактирщик готов был пристрелить волка, но побоялся убить сына и предпочел оставить их в покое. А полчаса спустя он уже сам смеялся над происшествием. Отныне маленький Джим бежал к логовищу волка при малейшей опасности, и иногда только тогда и догадывались, что он провинился, когда видели, как он прячется за спину сурового узника.

Трактирщик был скуп, поэтому конторщиком у него служил китаец. Это было безобидное, робкое существо, с которым скрипач Поль позволял себе не стесняться. Однажды, застав китайца одного в трактире, Поль, уже подвыпивший, захотел угоститься в кредит. Но Тунг-Линг, послушный полученному приказанию хозяина, отказал. Поль кинулся к прилавку, желая отомстить за оскорбление.

Китаец мог бы серьезно пострадать, если бы не подвернулся Джим, ловко подставивший длинную палку под ноги скрипачу. Скрипач растянулся на полу, потом он поднялся на ноги, клянясь, что мальчик поплатится за это жизнью. Но Джим воспользовался близостью двери и мгновенно очутился в волчьей конуре.

Увидев, что у ребенка есть покровитель, Поль схватил длинную палку и, став, на почтительном расстоянии, принялся избивать волка. Серый зверь рвался на цепи, отражая бесчисленные удары и хватая палку зубами. Однако ему приходилось плохо.

Вдруг Поль заметил, что Джим, язык которого ни на миг не переставал работать, возится с ошейником волка и что волк вскоре очутится на свободе. Мысль, что он окажется во дворе один на один с разъяренным чудовищем, заставила содрогнуться храброго Поля. Тут послышался умильный голос Джима: Держи его, славный волчок! Дружба между Джимом и его любимцем росла. Чем старше становился волк, тем яростнее он ненавидел собак и пахнущих водкой людей. Зато его любовь к Джиму и всем прочим детям росла с каждым днем.

В это время, осенью года, фермеры сильно жаловались на то, что волки очень размножились и истребляли стада. Отрава и капканы оказались бессильными, и понятно, что, когда в виннипегском клубе появился знатный немецкий путешественник, сообщивший, что у него есть собаки, способные в короткое время избавить страну от волков, его речи возбудили всеобщее любопытство.

Ведь скотоводы — большие любители охоты, и мысль освободить округ от волков с помощью своры волкодавов казалась им очень заманчивой. Немец вскоре привел двух великолепных датских догов; один был белый, другой — палевый с черными крапинками. Каждый из этих огромных псов весил около двухсот фунтов. Мускулы у них были как у тигров, и все охотно поверили словам немца, что одной этой пары достаточно, чтобы одолеть самого крупного волка. Немец так описывал их обыкновение охотиться: Их ничем не собьешь.

Как бы волк ни прятался и ни кружил, они живо отыщут. Чуть только он кинется бежать, палевый пес хватает его за бедро и подкидывает вот так, — и немец подбросил кверху ломтик хлеба, — и не успеет он спуститься на землю, как белый вцепится ему в голову, палевый — в хвост, и он будет разорван пополам. Все это казалось весьма правдоподобным. Всякому хотелось проверить собак на деле. Многие из местных жителей считали возможным встретить волков на Асинибуане, и охотники не замедлили снарядить туда экспедицию.

Но, напрасно проискав волков в течение трех дней, они готовы уже были отказаться от охоты, когда кто-то вспомнил, что у трактирщика есть цепной волк, которого можно дешево купить и который, хотя ему только год, вполне пригоден для испытания собачьих способностей. Стоимость волка сразу повысилась, когда трактирщик узнал, для чего он нужен охотникам.

Теперь нужно было удалить маленького Джима. Его отослали к бабушке. Затем волка загнали в ящик, ящик заколотили гвоздями, поставили на фургон и отвезли в открытую прерию. Собак с трудом могли удержать — так они рвались на ловлю, едва почуяв волка. Но несколько сильных мужчин держали их на привязи, пока фургон не был отвезен на полмили.

Волка не без труда выгнали из ящика. Сперва он казался оробевшим и угрюмым. Он не пытался кусаться, а только искал, где бы спрятаться. Тревожимый криками и свистом и поняв наконец, что находится на свободе, волк пустился крадущейся рысцой к югу. В тот же миг собаки были спущены и с яростным лаем ринулись вслед за. Люди с радостными криками поспешили за собаками. С самого начала стало ясно, что волку несдобровать. Доги были несравненно проворнее. Белый мог бежать не хуже любой борзой.

Немец громко восторгался, видя, как его любимый пес несется по прерии, приближаясь к волку с каждой минутой. Многие предлагали держать пари, что победят собаки, но это было настолько ясно, что пари никто не принимал — соглашались только ставить на одну собаку против.

Молодой волк бежал теперь во всю прыть, но скоро белый пес настиг его и подступил к нему вплотную. Минуту спустя волк и собака сошлись на мгновение, но оба тотчас же отпрянули друг от друга. Ни один из них не взлетел на воздух, а белый пес упал на землю с ужасной раной на плече, выведенный из строя, если не убитый. Десять секунд спустя налетел, разинув пасть, второй пес — палевый. Схватка была так же мимолетна и почти так же непонятна, как и первая. Серый зверь метнулся в сторону. Палевый пес отшатнулся, показав окровавленный бок.

Понукаемый людьми, он снова бросился, но получил вторую рану, окончательно научившую его уму-разуму. В это время подоспел сторож с еще четырьмя большими собаками. Их спустили на волка, и люди с дубинами и арканами уже спешили вслед, чтобы прикончить его, когда через равнину примчался верхом на пони маленький мальчик. Он соскочил на землю и, протолкавшись сквозь оцепившее волка кольцо, обхватил его шею руками.

Затем мальчик обратил к толпе мокрое от слез лицо и сказал… Ну, да лучше не печатать того, что он сказал. Ему было всего девять лет, но он был очень груб, так как вырос в низкопробном трактире и успешно усвоил все постоянно слышанное там сквернословие. Он ругал их всех и каждого, не исключая и родного отца.

один знакомый волк текст

Взрослый человек, позволивший себе такие оскорбительные и неприличные выражения, не миновал бы жестокой расправы.

Но что делать с ребенком? И в конце концов охотники сделали самое лучшее: Тогда Джим засунул грязный, мокрый от слез кулачок в свой мальчишеский карман и, порывшись там среди стеклянных шариков и леденцов, смешанных с табаком, спичками, пистолетными пистонами и другой контрабандой, выудил из всего этого обрывок тонкого шнурка и привязал его на шею волку.

Затем, все еще всхлипывая, поскакал домой, уводя волка на шнурке и бросив немецкому дворянину прощальную угрозу: Волк жалобно выл на дворе, не видя своего дружка, и наконец, по просьбе больного, был допущен в его комнату. И здесь большой дикий пес — ведь волк просто дикий пес — верно дежурил у постели приятеля.

Лучшие пересказы «Красной Шапочки» в стиле разных писателей

Болезнь казалась сперва несерьезной, и все были поражены, когда наступил внезапный поворот к худшему, и за три дня до рождества Джим скончался. Волк оплакивал его искреннее. Большой серый зверь откликался жалобным воем на колокольный звон, бредя в сочельник за погребальным шествием.

  • Перевод песни Wolf to the moon (Rainbow)
  • Лучшие пересказы «Красной Шапочки» в стиле разных писателей
  • Между человеком и волком

Вскоре он возвратился на задворки трактира, но при первой же попытке снова посадить его на цепь перескочил через забор и был таков. Той же зимой в бревенчатой хижине у реки поселился старый капканщик Рено с хорошенькой девочкой Нинеттой. Он не имел представления о Джиме Гогане и немало удивился, увидев волчьи следы на обоих берегах реки у самого городка. Старик с любопытством и сомнением прислушивался к рассказам служащих Гудзоновского общества о поселившемся по соседству волке, который иногда проникает даже в самый город и особенно любит лес, находящийся по соседству с церковью св.

Сплин - Фибоначчи

В сочельник, едва зазвонили колокола, по лесу пронесся одинокий печальный вой, убедивший Рено в правдивости рассказов. Он хорошо знал все волчьи песни: Это был одинокий вой. Старик спустился к реке и ответил таким же воем. От дальнего леса отделилась неясная тень и переправилась по льду к тому месту, где сидел на бревне человек, неподвижный, как бревно.

Тень приблизилась к нему, обошла его кругом и потянула носом. Тогда глаза ее разгорелись, она зарычала, как рассерженная собака, и скользнула обратно во мрак. Он был грозой для собак, умерщвлял их при каждом удобном случае, и говорили даже, хотя это осталось недоказанным, что он сожрал не одну собаку, загулявшую на окраинах. Вот кто был Виннипегский волк, которого я увидел в занесенных снегом лесах. Я хотел ему помочь, воображая, что его дело очень плохо. Но то, что я узнал позднее, изменило мое первое впечатление.

Не знаю, как окончился виденный мною бой, но знаю, что волка не раз видели с тех пор, а некоторые собаки исчезли бесследно. Итак, ни один волк никогда еще не жил такой странной жизнью.

Имея возможность жить в лесах и степях, он предпочел вести полное превратностей существование в городе — каждый день на волосок от смерти, каждый день совершая отважные подвиги.